Оглядываясь назад: Dendy

История, в том числе и история игр – дама весьма нестабильного поведения. Её переписывают, обеляют, очерняют, стирают и пишут заново – в общем, крутят бедной девушкой как хотят. Но чего не отнять у нас, у геймеров, так это наших воспоминаний, эмоций, как сейчас принято говорить в приличном обществе “тепла и ламповости” минувших игровых будней. И иногда так и хочется взять и налить большую кружку крепкого сладкого чая, сделать себе бутерброд с колбасой и вспомнить, как же это было здорово. Марио, Соники, Томми Версетти, Серьёзный Сэм, Дюк Нюкем и прочие друзья нашего беззаботного детства словно возникают из ниоткуда и присаживаются рядом, дабы выцепить в памяти те славные времена. Итак, я надеюсь, чаи заварены, колбасобутербродные изделия приведены в боевую готовность, давайте начнём.

Поговорим о таком старом друге многих детей постсоветского пространства как Денди – спонсоре чёрных кругов под глазами каждого второго школьника того времени. Для многих она является первой в жизни полноценной игровой приставкой, то бишь, прости Габен, консолью. В те времена, к счастью или к сожалению, война консольщиков с пекарями ещё не началась – меряться пока особо было нечем. А потому мы просто играли: Танчики, Марио, Утиная охота и многие другие сопровождали нас в славный мир видеоигр. Но вот вопрос: у нас была Денди, у американцев была NES, у японцев была Famicom – так в чём сила, брат? Ну то есть – а почему у них не было Денди и почему у нас не было Фамикома? Давайте разбираться.

Приставка Dendy, подключённая к телевизору

Была в 90-х годах на территории необъятной да нерезиновой такая компания – Steepler.
Ей, да впрочем как и всем в то время, было известно, что NES официально на территории бывшего СССР не продаётся, да и планов таких в общем-то и не имеет. Ну а где официальный правообладатель/ритейлер/партнёр не почешется, там как грибы в Марио появятся смекалистые люди, не вполне законно наполняющие рынок копиями оригинального продукта. Такой копией и стала Денди – согласно этим вашим интернетам, Денди является неофициальным (читай: пиратским – прим. автора) аппаратным клоном японской Famicom. Понятное дело, надо было хоть немного дистанцироваться от лицензированных японских и американских собратьев (ну хоть внешне – прим. автора), а потому приставку слегка подрихтовали – внешний вид перелопатили тайваньскими напильниками, форм-фактор картриджа подпилили и всё – готова New Big Thing для душеньки постсоветской!

Вышла консолька (да, я буду её величать консолью, ибо это консоль. Сколько раз я сказал консоль? Консоль. Консоль. Конь-соо… – псих. автора) в 1992 году и стоила, честно говоря, довольно дорого – 39000 рублей или 94 зеленоглазых президента. Но само собой, по сравнению в драконовскими для любого постсоветского гражданина ценами в той же Америке или Японии – на секундочку, почти как сегодняшние Иксбоксы и Сони, около 500 долларов за штуку – это было вполне себе перевариваемой ценой. А дальше было ещё лучше.

Steepler, по сути, занял своими приставками нишу, которая пустовала чуть больше, чем полностью – тайваньские фирмы, клепающие пиратские приставки, ещё не додумались отгружать их в бывшие страны Советов, а японским и западным компаниям было на то время абсолюнто неинтересно и невыгодно лезть с игровыми приставками на рынок, на котором только-только победил капитализм – всем нужна стабильность и окупаемость, знаете ли. Вот тут как раз и вступают в игру наши догадливые соотечественники: договариваются с тайваньскими фирмами, что бы те, из китайских деталей, гнали копии Фамикома для росийских детей. И не прогадали.

Обороты продаж приставок “Денди” сразу же взлетели в заоблачные выси. В первое же время компания смогла нарастить милионные капиталы и начать расширяться. Были конечно и проблемы, но не те, о которых вы могли подумать. Да-да, правообладатели в лице Нинтендо не заботились защитой своих авторских прав и не грозили Steepler многомилионными исками – хлопотно это было в 90-х, авторское право в России защищать. Так что отважусь сделать предположение, что о положении вещей Нинтендо знали и благополучно закрывали глаза до поры до времени. А впоследствии и вовсе подписали соглашение со Steepler, позволяющее им вполне себе лицензионно распространять в России приставки Super Nintendo.

Нет, главными ворогами славного царства “Денди” были прочие “неофициальные аппаратные клоны” – “Кенга” и “Сюбор”. Хотя вы их вряд ли помните – такой же популярности как “Денди” они уже не снискали. Впрочем, и с этими ребятами Steepler смог договориться, и вновь воцарились на рынке игровых приставок постсоветского пространства мир и почти что монархия в лице “Денди”. Тем более, что с ростом продаж и популярности, цена на приставки начала падать и Денди продавались сначала по 40 вечнозелёных, затем по 30, а потом, к концу 1995 и за все 20 долларов. Нишевый рынок был успешно создан и затем планомерно захвачен.

Я не зря говорю о создании рыночной ниши приставок. Как ни крути, а до “Денди” никто даже не пытался открывать эту нишу на постсоветском пространстве. С приходом “Денди” к нам, детям конца 90-х, пришла эпоха видеоигр, которая славно длится по сей день. Но тот мультяшный слоник ещё не раз вспомнится нами приятным, добрым словом.

Ностальгии с вами предавался ваш искренне, Алекс.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: